новый




XXVI Чемпионат Украины
Дивизион А (Суперлига)

команды ИВПО
1 ТИМ-СКУФ 24 22 2 46
2 АВАНГАРД 24 22 2 46
3 ИНТЕРХИМ 24 18
6
42
4 ДИНАМО 24 14 10 38
5 БЛИСКАВКИ 24 12 12 36
6 СУЗIР’Я 24 11 13 35
7 ХАИ 24 5 19 29
8 Тавр. ЗІРКА 24 3 21 27
9 ДВУФК 24 1 23 25










Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Новости спорта






Free counters!

курс доллара на сайте banker.ua
banker.ua

март 2004 года…

    - Максим, я хочу познакомить тебя с отцом.

    - Настюш, ну, если надо, то не вопрос.

    - Макс, отец мой единственный близкий человек, мама умерла, когда мне было еще пять лет. Родственники живут далеко за Уралом.

    - Настюх, ты боишься, что я что-то не то могу сказать твоему папе?

    - Нет, что ты, солнце мое. Дело не в этом. Только дай мне слово, что ты ничему не будешь удивляться.

    Я напрягся, но виду не подал.

    - Не удивлюсь.

    - И дай мне слово, что мы не расстанемся.

    - Слушай, что за глупости, с чего? После встречи с твоим папой? Он не любит твоих ухажеров? - я засмеялся.

    Настя прижалась ко мне и тихо прошептала:

    - Нет, дело не в этом, Макс, я очень тебя люблю.

    Мы договорились провести семейный ужин в субботу. В пятницу Настя не осталась у меня, сославшись на то, что ей нужно подготовиться к встрече. С утра в субботу я набрал Настю, дабы уточнить время и место встречи:

    - Настюша, привет.

    - Максик, привет.

    - Во сколько мне заехать за тобой.

    - Давай встретимся прямо на месте, приезжай без машины, папа обожает коньяк, он явно захочет продегустировать какой-нибудь редкий сорт.

    - Хорошо, куда мне подъехать?

    - Ресторан «Элиос», ты знаешь где это?

    - Да, это лучший ресторан нашего городка. Я думал, мы идем в гости.

    - Все ок, это будет тихий семейный вечер.

    В назначенное время я был на месте. Отпустив такси, я зашел внутрь, Настя сидела за столиком у окна с седовласым мужчиной, лицо которого показалось мне знакомым.

    - Константин Аркадьевич, - представила Настя своего отца.

    - Максим, - я протянул руку.

    Мужчина привстал и пожал мне руку. Это было рукопожатие сильного и уверенного в себе мужчины.

    Вечер начался, мы разговорились. Константин Аркадьевич оказался удивительным собеседником, мог оживленно беседовать на разные темы: о политике, культуре, спорте. Личико Насти светилось счастьем, ей очень понравилось, что мы быстро нашли общий язык:

    - Папа, а Максим баскетболом увлекается.

    - Не может быть? Прекрасный вид спорта, Вы профессионально играете?

    - Да нет Константин Аркадьевич, для себя.

    - Он скромничает, - Настя живо принялась описывать увиденное на моей игре

    - А еще он высоко прыгает и может забить мячик в кольцо сверху, - резюмировала Настя.

    - Да, это очень хорошо, что Вы увлекаетесь спортом. Я играл в футбол в молодости и могу сказать, спорт важен для молодежи. Тренировки очень дисциплинируют, приучают к выносливости, к умению работать в команде.

    От спорта разговор перешел к бизнесу, и Константин Аркадьевич неожиданно спросил:

    - Настя, я давно не интересовался, как наши аптеки. Я знаю, что все хорошо, но похвастай мне, я думаю, молодому человеку будет приятно слышать о твоих успехах.

    Я напрягся и налил себе еще коньяка (кстати, отмечу, что коньяк был превосходен).

    - Пап, давай не сейчас, - я потом тебе все расскажу.

    - Аптеки, да очень интересно, - я откинулся на спинку стула и состроил хитрое выражение лица.

    - Настюш, ну, что такого, мы же все свои. Как бизнес?

   - Пап, давай попозже.

    Я выпил залпом коньяк.

    Мы стояли на выходе из ресторана. Константин Аркадьевич уехал раньше. Он опаздывал на самолет, оказывается, что в нашем городе он не жил, а изредка прилетал навещать дочь.

    - Настя, скажи, а что значил разговор про аптеки?

    - Макс, не бери в голову.

    - Ладно, почему после этой встречи мы должны были расстаться?

    - Я очень тебя люблю и боялась, что вы с папой не понравитесь друг другу.

    - Настюш, я не знаю, может быть, я не подарок, но все-таки держу себя в руках. А Константин Аркадьевич вообще не может не нравиться.

    Я продолжил:

    - Хорошо, объясни мне, почему, когда я попросил счет, официант лишь улыбнулся и сказал, чтобы я не переживал?

    - У меня в этом ресторане кредит, все списывается со счета.

    - Настя, а что если я скажу, что не верю тебе.

    Настя отшатнулась. Она посмотрела на меня очень грустным взглядом:

    - Хорошо, только Максим помни, что ты мне обещал.

    Она взяла меня за руки и повела к стоянке.

    - Настя, я не за рулем, ты забыла.

    - Я за рулем.

    Она достала из кармана брелок и щелкнула на кнопку. Из глубины стоянки хищно вспыхнули две фары, загорелся свет и взревел мотор.

    Настя подошла к спортивной машине и села за руль. Я молча сел на место пассажира. Она молча нажала на педаль газа, и мы вылетели со стоянки.

    - Куда мы едем? - поинтересовался я.

    - Я приглашаю тебя к себе домой.

    Мы остановились у высотного здания. Это был самый дорогой небоскреб нашего города. Лифт взмыл на 10-й этаж, и мы вошли в квартиру. Это были шикарные апартаменты с видом на реку, символ нашего города.

    - Раздевайся и налей себе выпить, бар в гостиной.

    - Опупеть, - тихо сказал я про себя и вошел в холл.

    Мы сидели и молча смотрели друг на друга. Коньяк окончательно подавил мою волю, и я никак не решался начать разговор. Инициативу взяла на себя Настя:

    - Я не хотела тебе говорить. Я помню, почему ты расстался со своей предыдущей девушкой. Я хотела оттянуть этот разговор как можно дальше, потому что люблю тебя и боюсь потерять. Социальный статус очень важен, у меня было два романа, и в обоих случаях мужчины хотели использовать меня и связи моего отца.

    - Твоего отца, ну да, он серьезный мужчина, - как-то не в тему поддакнул я.

    - Да, Константина Аркадьевич, или, как его называют партнеры, г-на Константина Мартынова.

У меня в голове сработал щелчок. Точно, Мартынов, владелец крупного фармацевтического предприятия города, которое спонсировало наш футбольный клуб, поэтому его часто показывали по телевизору.

    - Аптеки - семейный бизнес, а я работаю в них управляющей.

    - Но, эээ, а как же тогда, зимой, ты стояла за прилавком и продала мне лекарства.

    - Ничего странного, заболел администратор этой аптеки, подменить было некем, новый год на носу, я пошла работать сама, пока она не выздоровела, все-таки у меня высшее медицинское. Компьютер и телефон у меня всегда с собой, так что мое присутствие в офисе было не обязательно.

Я был сбит столку, ошарашен и безумно расстроен. Я опять попал. Да, Настя была не в пример Кати, которая была стервозной карьеристкой, но все равно, я сам многого достиг в жизни, но кто я по сравнению с великими Мартыновыми?

    - Понятно, значит, и счет официант не принес из уважения?

    - Да нет, счет не нужен, просто «Элиос» - это папино любимое хобби, он его открыл, чтобы дарить радость друзьям и всем окружающим, - Настя улыбнулась, а я начал окончательно проваливаться в транс.

    - Да, ты наверно просто избалованная, испорченная папина девочка.

    Настя поднялась с кресла и начала медленно подходить ко мне.

    - Макс, ну, как ты можешь так говорить. Я никогда не была избалованной. Все, что ты видишь: машина, квартира - заработано лично мной. Да, отец помог мне открыть первую аптеку, но это была его единственная помощь. Тем более, ему всегда было не до меня. Но в одном ты прав, я действительно испорченная.

    Настя легким движением скинула платье и прыгнула ко мне на коленки. Через несколько секунд я был охвачен безумно страстным поцелуем. Сознание окончательно провалилось, и я понял, что полностью нахожусь во власти этой девушки…

март 2004 года…

    Со своими душевными переживаниями и тяжело протекающей травмой я начал понемногу удаляться от игры. Из этого состояния меня вырвал Дэн, пригласивший нас с Кидом к себе на игру. Я не был на играх «Виктории» с момента ухода из команды. По слухам, я знал, что они выступают достаточно успешно и гарантировано попадут в плей-офф, главное надо было понять, на какое место.

    Дэн пригласил нас на игру против прошлогодних чемпионов, команды «Максимум». Мы расположились на трибуне рядом с судейским столиком и начали активно поддерживать Дэна, тем более группа болельщиков была внушительной: Кид с женой, его пара детишек, Ольга, которая не пропускал ни одной игры Дэна и я с Настей.

    Какие чувства захватили меня, когда я увидел свою бывшую команду. Мне было странно, но никаких. Я не испытал ничего, для меня это была просто команда, как и их соперник. Я испытывал симпатию к игрокам этой команды, но само чувство, что вот оно, твое родное, рядом с тобой, меня не захватило.

    Игра складывалась тяжело, два раз по ходу матча «Виктория» отыгрывалась, но было видно, что силы не равны. Антон орал на игроков, на судей и схватил технический фол, но, увы, это не помогало. Пан и Никс бегали как заведенные, но это тоже не приносило дивидендов. «Максимум» расстреливал «Викторию» с дуги, а когда защитники прихватывали снайперов на трёхе, методично грузил из-под кольца. Дэн боролся на щите, как мог, несмотря на то, что соперники были габаритнее его. В концовке матча «Виктория» сделал последний рывок, ознаменованным под аплодисменты зрителей данком Дэна через защитника, но, увы, это были лишь конвульсии. Минус пятнадцать, разумный итог этой игры.

    Я смотрел с трибуны на площадку, болельщики побежали к игрокам в холл, зал начал пустеть. Дэн стоял один под своим кольцом, скрестив руки на груди, смотрел куда-то вдаль. Он стоял, как последний защитник брошенной крепости перед лицом невидимой армии, как античный герой, высокий, мускулистый, с каменным лицом.

    Я поднялся со скамейки, Дэн посмотрел на меня, виновато улыбнулся и махнул рукой, как будто прощался. Потом он развернулся и пошел в раздевалку. В зале начал гаснуть свет, последний отблеск упал на кольцо, еще секунда, и свет окончательно погас.

    После этой игры прошла неделя. В моей жизни произошло то, чего я никак не ожидал. То, что повергло меня в шок, то, что я никак не мог понять и наверно никогда не пойму.

    В десять вечера я еще сидел на работе, неожиданно на мобильном телефоне застрекотала мелодия входящего звонка. Я поднял трубку и услышал голос, который не сразу смог даже идентифицировать:

    - Макс, это Дед.

    - Дед, привет, что у тебя с голосом?

    - Макс, Дэн с Олей. Такое дело. Они попали в автокатастрофу.

Я сел на диван.

    - Дед, подробно, что с ними, где они?

    - Я ничего не знаю. Я в центральной клинической больнице.

    - Я еду, будь на связи.

Я выскочил на улицу, по ходу набирая Настин номер.

    - Настюш, привет. Не жди меня сегодня.

    - Макс, что случилось?

    - Дэн с Ольгой попали в аварию. Я еду в больницу.

    - Макс, я с тобой!

    - Насть, не надо, ложись спать.

    - Не спорь со мной.

Я влетел в приемный покой. На скамейке сидели Кид и Дед. На обоих не было лица:

    - Что? Как они? - заорал я.

    - Я не знаю, нас не пускают, - Дед закрыл лицо руками.

    В приемную влетели родители Дэна. Они приехали в Россию в отпуск и сегодня вечером должны были встретиться с сыном, чтобы обсудить подготовку Дэна и Ольги к свадьбе. Охрана не пускала никого внутрь, хотя отец Дэна грозил связями на высшем международном уровне.

    В приемную вбежала Настя.

    - Не пускают, - сказал я.

    - Понятно, - сказала Настя, вытащила мобильный и отошла в сторонку.

    Через несколько минут дверь открылась, вышла медсестра, Настя подошла к ней и сказала несколько слов. Они поговорили несколько секунд, девушка ушла и через минуту вышла с еще одним халатом, который накинула Настя. Она махнула мне рукой и вошла в отделение. В моем сердце начали стучать секунды, отсчитывая ожидание, пока дверь снова не откроется. Мы сидели молча. С места аварии подъехал сотрудник ГИБДД, который хотел узнать, можно ли получить показания. Он не стал ждать и оставил мне номер своего мобильного телефона. Когда он уходил, пожал мне руку и сказал:

    - Твой друг, он, ты знаешь, классный парень. Там такая авария, к ним на встречку «Камаз» выскочил. Ты понимаешь, он в последний момент машину увел так, чтобы девушка не пострадала. Себя подставил. А бывает то наоборот часто.

    Я сел на скамейку, как и Дед, закрыл лицо руками.

    Дверь отделения открылась, вышла Настя, лицо ее было в слезах, за ней вышел мужчина в халате.

    - Добрый вечер, я дежурный хирург, - мужчина вытер лицо платком.

    - Что с ними? - вскочил Дед.

    - Успокойтесь, пожалуйста, - хирург взял Деда за руку, - только успокойтесь. Понимаете, я не знаю, как сказать, понимаете... Девушка в тяжелом состоянии, но мы сделаем все, чтобы она выкарабкалась. А молодой человек, он… он умер.

    … Это не был весенний день. Ветер рвал на небе облака. Из израненных туч на землю плакал дождь. У входа на кладбище собралось очень много людей. В своей массе это были высокие молодые люди. Они молча стояли, у многих по щекам текли слезы.

    Я был пьян, мы с Кидом пили два дня. Я не мог понять, почему он умер? Зачем он это сделал? Он был всегда с нами, мы были одно целое…

    Гроб опустили в землю, воздух пронзил плачь, это мать Дэна, которая до этого момента мужественно держалась, не выдержала и разрыдалась. Отец Дэна обхватил ее и отвел в сторону. Ветер разрывал облака, которые продолжали заливаться дождем…

    Первые две недели Ольге ничего не говорили про Дэна. Она постоянно порывалась пойти навестить его. Дед не отходил от нее ни на шаг. Однажды она проснулась и тихонько сказала  Деду:

    - Ты не хочешь мне сказать правду.

    - Какую правду Оленька?

    - Зачем вы все мне врете. Денис умер.

    Через месяц родители Дэна увезли Олю на восстановление заграницу. Перед отъездом они приехали на кладбище … Ольга не плакала, она молча положила на могилу цветок и тихо сказала: «Я никогда тебя не забуду, ты всегда будешь со мной».

    Когда мы прощались в аэропорту, мама Дэна сказала мне:

    - Вы только не говорите Сергею, но девочку мы оставим жить у нас. Мы потеряли сына, но дочь не потеряем никогда.

    - А если она захочет вернуться? - спросил я.

    - Не нужно ей возвращаться, здесь слишком много будет напоминать ей о Денисе.

конец апреля 2004 года…

    «Виктория-Артикс» потерпела семь поражений подряд. Реальное место, с которого они выходили в восьмерку плей-офф было седьмое, а значит уже в первом ранде соперником должен был стать злополучный «Университет», занявший по итогам сезона второе место в регулярном чемпионате.

    Команда сыпалась. Не помогало ничего, Дед и Матвей были подавлены, Дэна заменить было не возможно, он серьезно помогал команде в защите. Без поддержки «больших», маленькие тоже скисли.

    Мне тоже приходилось решать сложные задачи. У «Стройприбора» оставалось всего три игры, и победы были нам необходимы, как воздух. Врач запрещал мне играть, колено не зажило окончательно. Пришлось делать выбор.

    Наверно я поступил неправильно. Я никому не советую поступать как я, ибо здоровье одно. Но, я выбрал игру. Наколенник и обезболивающие давали мне маленький шанс помочь команде, я не мог им не воспользоваться.

    Мы вытащили команду из дыры. Надо было видеть радость старого тренера, игроков в раздевалке, когда мы выиграли второй матч, и стало ясно, что вылет нам не угрожает. Вы видели неподдельные эмоции? Я их видел в тот день. Здоровые мужчины, у которых были семьи, дети, а у некоторых уже планировались внуки, они радовались, как будто стали чемпионами мира. Они смогли доказать всем, что они могут играть и побеждать. А я? Я доказал сам себе, что несмотря на все, я способен вести за собой людей.

    Сезон для меня закончился, я стал панировать отдых и восстановительные процедуры, но… но однажды ко мне в дверь позвонили.

    - Привет, - на пороге стоял никто иной, как Пан.

    - Привет, проходи, - я пошел на кухню.

    - А Антон говорил, что ты в апартаментах живешь, а ты обычный нигга.

    - Ну, Антон много чего говорит. Что пришел?

    Пан сел на стул и посмотрел на меня:

    - Давай на чистоту.

    - Не вопрос, давай.

    - Ты мне не нравишься.

    - Ты пришел мне это сказать? - я стал заваривать кофе, понимая, что разговор будет долгим.

    - Нет, не это. Я пришел сказать, что ты мне не нравишься, но ты нужен команде сейчас, а, значит, нужен мне. Мы боролись весь год, впереди плей-офф, я не хочу вылететь в первом туре. Я хочу стать чемпионом, а ты поможешь мне и всем нам.

    - Почему ты считаешь, что я должен помогать тебе Паша?

    - Потому что ты хочешь тоже быть чемпионом.

Повисла пауза, я налил две чашки кофе, так молча мы просидели минут пять.

    - На кого вышли?

    - «Университет».

    - Плохо.

    - Плохо, но не нереально.

    - Согласен.

    - А тренер?

    - Антон, как и я, хочет, чтобы ты вернулся.

    - Почему он сам не приехал?

    - Он приедет. Он в столице, но завтра вернется. Он просил передать. Завтра на старом месте в десять вечера, если согласишься вернуться.

    - Понятно.

    - И еще… Я не буду тебя упрашивать. Решай сам. Спасибо за кофе.

    На следующий день мы сидели с Антоном на нашем любимом подоконнике и пили с горла коньяк.

    - Извиняться не буду, виноватым себя не считаю. Есть предложение: ты согласен или нет?

    - А ты циничный стал. Мне извинения не нужны.

    - Тем более, если хочешь гарантии времени и т.п., подпишем договор.

    - Хм, не бойся, - я еще привык верить на слово.

    - Ок, за это я тебя уважаю Макс. Итак, задачка не простая. Когда ты ушел я конечно «драфтанул» еще пару парней: Васю и Саню, ну ты их знаешь, раньше за «Автозавод» бегали, но они далеко не звезды. Плей-офф не потянут да и не играли в нем никогда. Сейчас дозаявлять игроков с «вышки» уже нельзя, с первой и второй брать, ну кроме тебя, конечно, некого, - заржал Антон.

    - Мне сразу тебе в морду сунуть, или дождаться пока ты досмеешься?

    - Не заводись, я шучу.

    - Я понял, знаешь, есть проблема, у меня травма.

    - Да я слышал, протянешь? Может с врачом помочь?

    - Врач есть. Лучший ортопед города. Проблема в том, что я не даю ноге зажить.

    - Макс, решать тебе, откажешься - без проблем, я пойму.

    Антон протянул руку, я несколько секунд поколебался и пожал ее.

    - С возвращением капитан, - Антон встал и пошел вниз по лестнице.

конец апреля 2004 года…

    Командой мы собрались только за неделю до первого матча плей-офф. Антон доверил говорить речь мне. Мы сидели в раздевалке, я встал и оглядел всю команду:

    - Парни: Дед, Матвей, Еж, Рома, Никс, Пан, Вася, Саня… тренер. Я хочу сказать только одно. Мы или будем играть с сегодняшнего дня, как играли, либо разойдемся. Я не люблю говорить пафосные речи, но послушайте меня.

    Я достал из сумки майку Дэна. Перед самым отъездом Ольга оставила мне ее. Я прикрепил майку на стенку и сказал:

    - Эта майка моего друга. До последнего дня он жил игрой. Он хотел победить и хотел, чтобы мы стали чемпионами. Вы все его знали. Он был мужик, настоящий боец. Мы все такие и не отступим от своих целей никогда. Мы должны побеждать ради себя. Ради наших болельщиков и ради него …

    В первом раунде плей-офф «Виктория-Артикс» разорвала «Унивеситет» со счетом - 2:0 по партиям. Это была не просто победа в серии, это была сенсация, вторую команду чемпионата обыграла седьмая, да и еще с разгромным счетом.

    Во втором раунде нас ждала третья команда чемпионата - «Надежда». И, несмотря на то, что «Надежда» была такого же уровня, как и предыдущий соперник, повторить предыдущий подвиг оказалось достаточно сложно.

 

Следующая страница: http://chayka.do.am/index/poslednij_sezon/0-16

 



XXVI Чемпионат Украины
Дивизион В (Высшая лига)

командыИВПО
1 ФРАНКОВСК 36 32 4 68
2
ЧАЙКА 36 32 4 68
3
БК ПОЛТАВА 36 27
9
63
4
ЛДУФК 36 21 15 57
5
ИНВАСПОРТ 36 18 18 54
6
Полтавабаскет 36 13 23 49
7 НИКОЛАЕВ 36 13 23 49
8 ОНМУ-Вимар 36 10 26 44
9
УНИВЕР 36 9 27 43
10 Политехника 36 5 31 39











Календарь
«  Август 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031


Архив записей


Copyright MyCorp © 2017
Яндекс.Метрика
Яндекс.Метрика