Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Главная » Статьи » ИНТЕРВЬЮ

Николай Танасейчук: «Иностранный специалист – это тренд женского баскетбола»

Автор материала: Юрий Землянов 

 

Экс-главный тренер ногинского «Спартака» в эксклюзивном интервью блогу «В мечтах о слэмданке» рассказал о собственной отставке, о специфике работы в России и особенностях отечественного детского баскетбола.  

 

- Чем вы занимаетесь сейчас?

– Отдыхаю, анализирую то, что наработал в Ногинске. У меня после окончания сезона осталось несколько тетрадок с записями – что-то нужно расшифровать, что-то переосмыслить. Работы в «Спартаке» было много, и она была очень тяжелой. Уже прошло больше месяца после моей отставки, а я до сих пор живу московским ритмом – просыпаюсь очень рано (у нас в Польше 3 часа разницы с Москвой), просматриваю результаты психологических тестов, которые провел в команде, работаю с видео, стараюсь не упустить ничего позитивного, что получилось в Ногинске. Там я один отвечал за все – у нас не было тренера по физподготовке, не было тренера по скаутингу и человека, который занимается нарезкой игр. На все это уходило очень много времени. По итогам работы в Ногинске я пришел к интересным вещам, которые буду обязательно использовать в дальнейшем.

  - Вы впервые встретились с тем, что вам приходилось заниматься всем сразу?

– Да, впервые. В других командах были люди, которые брали на себя некоторые из этих обязанностей. Но я старался вникать в то, как работали мои партнеры, с 18 лет вел дневник, в котором записывал многие интересные мысли. Сейчас это уже 2 солидные коробки. Так что, в общем, я справился: спасибо друзьям и коллегам, которые помогали мне.

- То есть к тренерской карьере вы готовились еще, будучи молодым игроком?

– Так получилось, мне всегда было интересно, почему кто-то лучше меня и что он делает не так, как я, и самое главное: как мне работать, чтобы побеждать. Это осталось до сих пор. Думаю, что у каждого человека, который занимался баскетболом больше десяти лет – это уже диагноз.  

 - Правда, что вы были уволены по ходу предматчевой разминки?

– Я скажу даже больше – я узнал об этом перед представлением команд! Ко мне подошел президент клуба и сказал, что желательно, чтобы я не вел игру команды.

 - Ваши эмоции по ходу того матча.

– Я профессионал. Самое главное, чтобы играла команда. В тот момент, когда я понял, что не буду руководить командой, собрал девочек и сказал, что они играют без меня и попросил сыграть так, как мы готовились. Я попросил их сыграть этот матч для меня.

Мы были хорошо подготовлены к той игре, и я был абсолютно спокоен за результат. Всю неделю, которая предшествовала встрече, девочки серьезно готовились и прекрасно понимали, что  от них требуется в игре с Новосибирском. Единственное, я опасался за их психологическое состояние. Но они спокойно справились с ситуацией.

 - Тяжело было прощаться с командой?

-  Всегда тяжело уходить, особенно, когда в работу вложено много сил и души. Я принял «Спартак» под свое руководство в непростой ситуации – в последнем сезоне команда одержала только одну победу и те, кто остался в команде, думали не о том, как побеждать, а как просто доиграть.

Если посмотреть, с чего мы начинали, и учесть, что в межсезонье Ногинск потерял всех лидеров, то можно сказать, что мы проделали большую работу. Летом мы проводили политику по принципу: «Берем всех, кто готов играть на наших финансовых условиях». И тут я преклоняюсь перед Давидом Яковлевичем Берлином. Это человек, который все держит на своих плечах. Нам удалось подписать амбициозных игроков, которые хорошо работали и здорово прибавили в игре по ходу сезона. Создание коллектива, способного бороться за место в первой восьмерке чемпионата России, было главной целью сезона.

А вообще, перед нами стояло две задачи. Первая – попадание в плей-офф Кубка Европы, что нам не удалось. Не повезло с жеребьевкой – к нам в группу из 3 команд попали прошлогодний чемпион Кубка Европы израильский «Элитцур», который в этом сезоне усилился и по составу был на уровне Евролиги и сильные француженки, которым мы проиграли 1 очко дома, не забив 3 штрафных на последней секунде игры. В гостях же мы потеряли в третьей четверти основного центрового. Зато эти поражения дали нам опыт. После этого было видно, что девочки готовы выигрывать.

Вторая задача – попасть в восьмерку в России, и мы справились с ней. После еврокубков мы выдали неплохой отрезок и поднялись на шестое место. Таким образом, вторую задачу мы выполнили задолго до окончания чемпионата. Думаю, этого мало кто ожидал.

Когда мы прощались, мне было очень жалко. История оказалась не законченной. Кто знает, может быть, мы бы попали и в первую четверку? Ведь теоретически, ты, даже играя в первом раунде с третьей-четвертой командой, можешь рассчитывать на выход в следующую стадию.  В тот момент было видно, что команда думает, развивается. В принципе, формула чемпионата такова, что главное подойти в пиковой спортивной форме к плей-офф. И шаг за шагом мы шли к этому. Недаром нас называли грозой авторитетов.  

- С заявлениями руководства, что команда должна была проходить французский «Мондевиль», вы не согласны?

- Это баскетбол - ты можешь выиграть, а можешь проиграть. Шанс пройти «Мондевиль» конечно был, и то, что мы провели не лучший свой матч дома против них - это факт. Важно, чтобы после неудачи ты не остановился. Проигрывает и УГМК, а для них, по сути, каждый проигрыш - это поражение от команды, которая на голову слабее. У них настолько хорош состав, что они должны проходить катком по всем командам и выигрывать под двадцать очков минимум. Мы очень хотели выиграть, но не получилось, не хватило опыта. Важно, что выводы после поражений были сделаны правильные и мы стали играть агрессивней и злее.

 - В заявлении руководства после вашей отставки сказано, что его просили некоторые игроки команды. Чувствовали вы по ходу сезона, что некоторые игроки вами недовольны?

- Я знаю, что мои аcсистенты и ведущие игроки команды несколько раз пытались разговаривать с руководством о том, чтобы меня вернули. Но нет команд, в которых все довольны. Есть игроки, которые тренируются с желанием, есть те, которые халявят. Одни играют больше – другие меньше. Те, кто играют меньше – менее довольны. Одни ищут причину в себе, другие – в тренере или окружающих. Это нормально. Да, мы можем взять всех игроков и поделить игровое время между ними поровну и дать поиграть всем (хотя я думаю, что недовольных будет не меньше), но тогда стоит забыть о результате. Но мы хотели выигрывать! Результат был гораздо лучше, чем в прошлом сезоне «Спартака», а это значит, что мы выбрали верное направление.

В Питере мы проиграли в два очка, значит, кто-то не выложился, кто-то не забил свой мяч. Но это спорт. Если бы все было прогнозируемо и результат известен заранее, то никому это было бы не интересно.  Я придерживаюсь такого принципа: «Можно проиграть битву, главное не проиграть войну». И в тех клубах, которых я работал, были обидные поражения, но они только помогают. Все поражения делают команду крепче, если все действительно стараются играть для победы.

Понятно, что всем игрокам не угодишь, но этого и не требуется. Главное, чтобы основная группа понимала тебя. Важно, чтобы игроки хотели расти и развиваться. Для этого и нужен тренер. Те, кто мало работают, мало играют, а потом обижаются, что команда выигрывает без них, должны задуматься – а может, команда, поэтому и выигрывает, потому что они сидят?

Не стоит обманывать себя. В спорте не играют звания и фамилии, и не важно, что ты выиграл или проиграл вчера, тебе нужно сегодня  выйти и показать свою силу. И делать это нужно 50 – 60 раз в сезоне, а может и больше. Так выглядит нормальная жизнь в спорте... На площадку выходит пять человек, и тренер, как бы он не хотел, не сможет выпустить 12 человек. И в команде есть внутренняя конкуренция, которую ты – игрок, должен выиграть. Понятно, что старательный подопечный больше симпатичен наставнику. Но поверьте, тренеры далеко не дураки, и они не будут выпускать игрока, который постоянно выходит и гадит на площадке. Это как эволюция. Те, у кого сегодня получается – играют больше, у кого не идет – меньше, а те, кто балласт – вообще должны не мешать команде.

Когда я начинал играть в команде мастеров, мне сразу сказали: «У тебя времени минута. Выполнишь задание – в следующем матче сыграешь две минуты». Так и было. Когда же я провалился в одной игре и не сыграл так, как нужно, то я снова вернулся к одной минуте, с которой начинал. И мне нужно было снова зарабатывать право быть дольше на площадке. И это правильно. Это заставляет игрока работать над собой, а не ждать у моря погоды.

Понятно, что есть определенные тактические заготовки, когда ты веришь в определенных игроков. Но если ты будешь их ставить, и это не даст результата, значит, ты что-то делаешь не так. Если результат будет, то победителей не судят. Так что, тренер может защититься только результатом. И тут все зависит от того, право на какую погрешность дает тебе руководство. Понятно, что если у тебя есть полный карт-бланш при выборе игроков, то погрешность будет очень маленькой. А в тех командах, где этого нет, логика мне подсказывает, что погрешность должна быть больше.

 - Ситуация с Ногинском не отбила у вас желания работать в России?

-  Желание работать в России, конечно, есть. Когда я подписывал контракт, то знал, что условия работы в Ногинске непростые. Меня та отставка не выбила из колеи, и, если будет возможность, я вернусь в Россию. Я считаю, что российский спорт, не только баскетбол, один из лучших в мире. Думаю, всем европейским тренерам интереснее работать в России. При всех российских трудностях, число талантливых игроков в нашей стране велико! После работы в Ногинске я даже не знаю про кого из игроков можно сказать, что он не старался. Да, каждый по-своему, но все работали. И за те результаты, которые они показывают сейчас, я снимаю перед ними шляпу. Я суровый тренер, и выдержать мои нагрузки непросто, но они молодцы, справились. Так что и я им благодарен. Они научили меня многому, ведь работа в команде – обоюдный процесс. Я учу игроков, они учат меня. Прогрессировать можно только вместе, мы зависим друг от друга.

Я благодарен всему тренерскому составу, тем людям, которые были около баскетбола в Ногинске, в частности, администрации спорткомплекса «Знамя», спортивной школе клуба. Директор школа Анна Фролова старалась помочь мне во всем. Так что от работы в Ногинске у меня остались хорошие впечатления. Было трудно, тяжело, но когда видишь результат, то все проблемы забываются.

- В этом сезоне за Ногинск выступает всего один легионер – Снежана Алексич. Однако это не мешает «Спартаку» идти на шестом месте. Уровень чемпионата снизился или все-таки в России можно играть без помощи из-за рубежа?

- Когда я приехал играть в Польшу, то там было правило – играть могут лишь два иностранца. С одной стороны, это позволяло пригласить двух сильных заграничных игроков, а с другой стороны поляки учились многому у легионеров. И баскетбол стал развиваться! Не случайно лучших результатов сборная Польши достигла, когда работало это правило.

Что касается Ногинска, то мы хотели взять еще одного легионера на позицию пятого номера. Но потом отказались от этой идеи и взяли Варю Псареву. И я считаю, что сделали все правильно. Без легионеров в сегодняшних условиях играть тяжело. Тут важно знать меру и брать действительно серьезных игроков.

 - Как возник вариант с приглашением Алексич?

– Мои бывшие игроки из Сербии,  которые знали мой стиль работы, посоветовали мне Снежану. И она оказалась тем игроком, который был нужен Ногинску. Она сразу приняла все правила игры и потянула игроков за собой.  Те девчонки, которые были у нас в команде, оказались спящими красавицами. Посмотрите на Таню Абрикосову, Машу Шаманину, которая хотела тапочки повесить на гвоздь, на Варвару Псареву, которая сейчас кандидатка в сборную. А Марина Иванова,  Юля Ходжаян, Лида Пупко, Рая Леньшина? Их отношение к тренировкам и играм поменялось кардинально! Это называется – попали в 10 с выбором иностранки!

- Кто из игроков Ногинска готов играть на уровне сборной России?

- Сборная России после чемпионата Европы подняла свою планку очень высоко. Конкуренция за место в составе очень большая. Если бы тренер сборной мог проверить всех, кто проявил себя в этом сезоне, то некоторые игроки могли бы о себе заявить. Но такой возможности у Бориса Ильича (Соколовского – пр. авт.) накануне Олимпиады нет. Ведь мы должны понимать, что игрок, который вызывается в сборную, должен быть готов не просто поиграть за национальную команду, а должен быть готов бороться за победу на Олимпиаде. Есть ли такие игроки в Ногинске? Наверное, еще не сейчас. Если некоторые игроки продолжат прогрессировать так, как в этом сезоне, то через пару лет – да.

- Татьяна Абрикосова может вырасти в разыгрывающую уровня сборной?

- У каждого игрока есть шанс, а вот сможет ли он им воспользоваться – сказать трудно. Это тяжелая работа. Чтобы играть в сборной на хорошем уровне, нужно приложить большое количество усилий. Как говорится: «Двери в сборную открыты всем», но для этого нужно очень много пахать. У нас в России есть традиционная проблема с межсезоньем. Если американки, отыграв тут, едут играть в WNBA, и таким образом все время развиваются, то у наших игроков такого нет. Лежать летом на пляже, а потом приехать и быть лучше тех, кто все время в работе, невозможно! Но если кто-то целенаправленно работает и поставит себе цель, то все возможно.

 - Что скажете о перспективах «Спартака» в плей-офф?

- Чемпионат сразу же разделился по силам. С самого начала была группа команд, которая по подбору игроков, по финансам и всему остальному оказалась выше остальных. Есть «Вологда», которая стоит на границе и может сыграть с каждым. Преподнести сюрприз в плей-офф может московское «Динамо» – у них неплохие американки, да и в целом состав, который способен бороться с любой командой. Думаю, что УГМК и Видное сконцентрировано подойдут к плей-офф. Курск показывает стабильную игру – не прыгает выше головы, но и ниже своего уровня не опускается. Оренбург играет неровно, и тут могут быть сюрпризы. Но если «Надежда» сыграет хотя бы на среднем уровне, то у каждого соперника будут проблемы. В общем, каждая из команд постарается показать себя: одни попробуют преподнести сюрприз, вторые сделают все, чтобы обошлось без сенсаций. Все решится на площадке – кто окажется в определенное время в определенном месте лучше готовым бороться за победу, тот и победит.

О месте «Спартака» мне говорить сложно. Считаю, что какое бы место не занял Ногинск – это будет большим успехом для команды. С таким бюджетом быть в восьмерке – это уже хорошо. Желаю девочкам удачи – пускай они борются до конца и постараются преподнести сюрприз.

 - В этом сезоне «Спартаку» удалось сотворить мини-сенсацию и обыграть дома «Надежду» из Оренбурга. Такой результат ваша команда смогла бы повторить еще раз?

- Обыграть кого-нибудь из первой  пятерки чемпионата? Думаю, что да. Понятно к такой игре нужно было бы очень серьезно подготовиться. Что касается Оренбурга, то я перед встречей зашел в раздевалку и сказал: «Пора выигрывать и у серьезных соперников». Тем более, Оренбург отнесся к нам пренебрежительно и приехал лишь в день игры, что смотивировало девочек. К тому же, мы были хорошо готовы к «Надежде», реализовали все задумки. Когда мы оторвались на 30 очков, нас подвело то, что мы не умеем играть, когда ведем много. В итоге, погоня Оренбурга была остановлена лишь финальным свистком. Но это игра и мы могли победить «+1», и были бы также счастливы, как если бы победили «+30».

 - Лишь в одной команде из первой четверки у руля стоит россиянин. Это говорит о кризисе российской тренерской школы или просто руководители клубов доверяют иностранцам?

- Непростой вопрос. Баскетбол сейчас не просто работа, а большая кухня, в которой свои правила. Сейчас есть мода на иностранных специалистов и игроков. К сожалению, это частая ситуация, когда своих ценят меньше. Такое есть и в Европе. Если есть два одинаковых тренера, но один иностранец, а другой свой, то возьмут иностранца. Возьмут того, кого лучше презентуют. Это как в магазине: раскупается тот товар, который лучше прорекламирован.

Могли бы российские тренеры работать в топ-клубах? Конечно, в России много грамотных тренеров. Но тут много нюансов. Например, язык. Незнание английского является серьезным барьером, ведь в ведущих командах много легионеров.  Просто пока я думаю, иностранный специалист – это тренд женского баскетбола. В мужском эта мода уже прошла, а в женском пока нет.

- Ваш постоянный дом – в Польше. Почему после окончания карьеры не вернулись в Россию?

- Все очень просто. Я уехал в Польшу тогда, когда в СССР открыли границы в первый раз. Играть за рубежом было очень интересно. Плюс в тот момент у меня жена была беременна, и врачи посоветовали ей рожать за рубежом. Поэтому получается, что первый год я, по сути, играл в Европе только для того, чтобы у меня нормально родилась дочка. В итоге я отыграл в Европе 12 лет. После развала СССР остаться в Польше оказалось проще, чем возвращаться в Казахстан, где я родился. Тут я успел сделать себе имя, у меня появилось множество друзей, были условия для работы, поэтому я остался в Польше. Хотя, понятно, что в Россию тянет всегда.

 - Чем вы занялись после окончания карьеры, до того, как попробовать себя на тренерском мостике в России?

- У меня была своя частная баскетбольная школа, где я был и тренером, и директором! Через меня прошло около 150 детей – мальчиков и девочек! Мы учили их спортивным играм, не только баскетболу. Некоторые ребята стали профессиональными спортсменами, пробились в сборную Польши. Недавно меня пригласил  в Краков мой бывший воспитанник. Он по моей модели открыл приватный Клуб, где в школе занимается 280 человек!  

Профессионально я работал главным тренером в командах мужских и женских клубов Польши и Германии, курировал молодежные сборные Польши в Федерации Баскетбола, был главным тренером Баскетбольной Школы Федерации Польши  и Главным тренером Сборной U18 Польши на Чемпионате Европы 2011 в Пориче.

 - Если сравнивать темпы развития детского баскетбола в Европе и в России, то, что нас ждет?

- Сейчас Россия берет только числом занимающихся детей – просто из-за того, что мы огромная страна. Плюс, выезжаем на остатках советской системы. Они еще живы и довольно продуктивно работают. Если же брать по количеству занимающихся на душу населения, то Россия сильно проигрывает. В СССР было гораздо больше школ, и все они были бесплатными! К слову, в Европе все обучение платное. У меня дочка на днях выиграла молодежный чемпионат Польши. И то, что она занимается в команде, мне обходится в 150-200 долларов в месяц. Хотя в этом сезоне она даже выступала в первой лиге! Получается, что родители делают инвестиции в детей. В России же такого нет. Когда я друзьям на Западе говорю, что у нас в 18-19 лет игроки получают 1500-2000 долларов, то мне не верят. У людей возникает вопрос: «А что дальше? Если они сейчас получают такие суммы, то в 25 они должны будут получать как Майкл Джордан!». Но такие традиции. Так получилось, что в России часто переплачивают.

 - Если бы в России родителям пришлось платить за занятия баскетболом, то в него бы играли единицы.

-  Такие традиции, но если ты сам платишь, то имеешь право требовать качественную работу. Поэтому, например, маленькая страна Словения обеспечивает баскетболистами и баскетболистками хорошего уровня многие европейские лиги.

 - Ваша дочка станет профессиональным игроком?

- Не думаю. Она знает, как это трудно и кроме баскетбола ее интересует множество разных вещей. Знаете, в свое время мы не имели столько возможностей проявить себя, как нынешняя молодежь. У нас не было интернета, мы проводили больше времени на улице. Играли в футбол, хоккей, догонялки, прятки, казаки-разбойники и прочее – если ты был слабым, то тебя не брали в игру, а скучать на лавочке рядом с площадкой было обидно. Вот каждый и старался быть лучшим. Сейчас же дети играют в компьютеры. Ты можешь проиграть три раза, нажать кнопочку перезагрузка и снова начать игру. Сейчас дети приучены к тому, что проигрыш это не страшно. Одно нажатие кнопочки, и ты в игре. Это влияет на человека.

Когда я работал в польской федерации баскетбола, то мы проводили научное исследование и пришли к тому, что большинство хороших игроков – из маленьких городов и деревень! У людей оттуда абсолютна другая ментальность, они по-другому подходят к жизни, они более практичны, у них есть характер! Россия – огромная страна, и кто знает, сколько чемпионов можно найти и воспитать для российского спорта?!

 

Интервью было сделано в начале марта 

 
Категория: ИНТЕРВЬЮ | Добавил: bimvolk (26.03.2012)
Просмотров: 776 | Рейтинг: 0.0/0






Календарь




курс доллара на сайте banker.ua
banker.ua


Яндекс.Метрика